Thomas Oberender © Olga Schtyrkina

Архив

Томас Оберэндер: Общество может и должно учиться спорить

Новый интендант Берлинер Фестшпиле Томас Оберэндер – человек, под руководством которого проходят знаменитые берлинские фестивали, в том числе Foreign Affairs, Theatertreffen, Maerzmusik или Jazzfest. Он сам пишет пьесы, эссе, критические статьи и даже книги. В интервью с корреспондентом 007-berlin Оберэндер рассуждает об интернациональном обаянии Берлина, последних тенденциях в искусстве и их влиянии на общество, а также о русском искусстве с точки зрения восточного немца.

Ольга Штыркина 007-berlin: 11 лет вы прожили за пределами Берлина. Как на ваш взгляд изменилась столица за это время?

Томас Оберэндер: Думаю, она стала еще более интернациональной. В это изменчивое время у Берлина все еще есть константы: площадки наподобие Volksbühne или Deutsche Theater. Но некоторые претерпели революционные изменения, например, HAU или Radialsystem. Разительные перемены произошли и в области изобразительного искусства. Например, большой удачей для Берлина стал Удо Кительман, чьи выставки проходили в Hamburger Bahnhof или Nationalgalerie. Оркестр Berliner Philharmoniker представляет Берлин как музыкальную метрополию на международном уровне. Берлин изменился в том плане, что в центре внимания оказались новые культурные площадки, такие, как Tempelhofer Feld на территории бывшего аэропорта или Prinzengarten. Для меня это утопические места в центре города, которые сейчас лучше всего репрезентируют атмосферу Берлина. Так проявляется дух демократии.

007: Раньше вы работали на Фестшпиле в Зальцбурге, Цюрихе и Бохуме. Можно ли назвать ваше назначение на должность интенданта Berliner Festspiele закономерным этапом вашей профессиональной жизни? К чему вы стремитесь и что хотели бы изменить в Берлинер Фестшпиле?

T.O.: Хочу, чтобы Берлинер Фестшпиле стали известнее, чем Зальцбургер Фестшпиле (смеется). Я говорю шутя, поскольку Зальцбургер Фестшпиле – одни из самых дорогих в мире. У Берлинер Фестшпиле совсем другая структура, здесь я отвечаю за изобразительное искусство, музыку и театр – и эта палитра гораздо шире, чем в Зальцбурге. Для меня это настоящий вызов – сделать так, чтобы Берлинер Фестишпиле воспринимались более четко и чтобы те важные события, которые проходят у нас в течение года, воспринималось в едином контексте.


Thomas Oberender © Olga Schtyrkina

007: Что стоит за понятием столичной культуры? И что интересно именно гостям Берлина?

T.O.: Конечно, прекрасные поэты в культурной программе. У нас пять драматических театров общенационального уровня, три оперы, пять городских оркестров. Сюда же можно отнести и Берлинер Фестшпиле, которые структурно похожи на театральный дом HAU, хотя сейчас мы выполняем совершенно другую миссию, охватывая палитру современной музыки и просто представляя большую сцену. Мы платформа обмена, демонстрационная площадка, если хотите, так же, как Берлин – демонстрационная площадка федерализма и федерального культурного ландшафта. На проводимый нами театральный фестиваль Theatertreffen мы приглашаем лучшие постановки со всего немецкоговорящего пространства. Как и музыкальный фестиваль, это событие привлекает гостей со всего мира, многие из которых приезжают из Москвы, чтобы насладиться нашей программой. К столичной культуре принадлежит также соседство любительских постановок и событий международного уровня. Столичная культура – это когда в этом году то, что было ново и на слуху в прошлом, в нынешнем уже скучно и забыто, а это значит, что нужно потратить время, чтобы найти свой Берлин, а не Берлин для гостей-однодневок, которые ценят превыше всего клубную жизнь.

007: Как на культурное развитие Берлина повлияла многонациональность немецкой столицы?

T.O.: Культурное развитие и сделало Берлин интернациональным! Культура здесь является самым действенным экономическим фактором. Берлин до сих пор остается местом, где живет много людей искусства. По сравнению с другими мировыми столицами жить здесь довольно дешево. При этом Берлин держит высокую планку качества – не только в плане инфраструктуры, образовательных учреждений, но если говорить и о качестве жизни, музеях и культурных площадках, низком уровне преступности и комфортных расстояниях. Сюда приезжают немецкие и иностранные художники, а для Восточной Европы Берлин географически и исторически всегда был ближе, чем Лондон или Рим. Каждые 30 лет в Берлине полностью обновляется 50 процентов населения.

007: А что делают Берлинер Фестшпиле, чтобы заинтересовать молодую публику?

T.O.: Посмотрите программу фестивалей Foreign Affairs или Maerzmusik. Мы приветствуем дисскуссии. Мы ищем качество. И мы снижаем цены для молодых посетителей. Речь идет не просто о хорошем искусстве, но о дискуссиях об обществе – мы реализуем в нашей программе самые разные идеи.


Thomas Oberender © Olga Schtyrkina

007: А какие из ваших мероприятий особенно интересны иностранным посетителям?

T.O.: Главная проблема для посетителей-иностранцев – языковая. В этой связи им доступны прежде всего музыкальные фестивали – Новой музыки, Оркестровой музыки 20 столетия, джаза, ведь язык музыки интернационален. Вместе с Martin-Gropius-Bau мы располагаем самой большой выставочной площадкой города, где постоянно на параллельной основе проходят самые разные выставки международного уровня. Совсем недавно мы представляли там работы радикального конструктивизма – я имею в виду выставку «Строители революции» и нынешнюю выставку русской группы AES+F. Всю трилогию этой группы у нас можно увидеть впервые. Возможно, русскоязычные посетители не обязательно интересуются именно русским искусством, но почему нет?

007:  В рамках перекрестного Германо-Российского года в Берлине  проходит очень много мероприятий. Как возникла идея фестиваля РусИмпорт и какова его цель?

T.O.: К этой идее мы пришли благодаря Евгении Шерменевой, директору фестиваля NET, которая искала в Берлине партнеров для своего проекта. Однажды ко мне пришли представитель президента РФ по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой и атташе по культуре Александр Лопушинский, и у меня вместе с куратором Андреа Виггер появился шанс реализовать этот захватывающий проект. Моим желанием было представить современное искусство из России. Настоящая находка – поздние проекты Петра Фоменко, но его постановка «Трех сестер» тоже знаковая. Фактически в Берлине невозможно увидеть современные находки русского театра, кроме государственных театров. Но  мы показываем не только театр, но и выставочный проект молодой художественной сцены Москвы – виртуальный музей. Специальными гостями Берлинер Фестшпиле стали проект Быкова «Господин хороший» - продолжение проекта «Гражданин поэт», а также фильм «Елена», взявший специальный приз на Каннском фестивале. Мы проводим подиумные дискуссии с интересными людьми на тему русской культуры и политики. Это прекрасная возможность для всех немцев, которые проявляют интерес к современному русскому искусству.


Thomas Oberender © Olga Schtyrkina

007: Что из берлинского опыта в области культуры и ее поддержки можно перенять в России? Что Россия могла бы взять у Европы?

T.O.: В первую очередь важно не потерять собственные традиции. Для меня к русской традиции относятся и Маяковский, Хармс, Мейерхольд... гротеск, абсурд, биомеханика. Прекрасно, что театры в Москве так хорошо посещаются и оснащаются. Этим москвичи могут гордиться. Но эстетически они живут еще где-то в 60-х или 80-х годах. Есть исключения, но мало. Театральное искусство не поселяет в нас сомнения, но культивирует сентиментальность и самодовольство - я говорю это как выходец из Восточной Германии -  и художник как тот, кто держит в руке чашу Грааля, восприимчив к этому опасному самодовольству. Не хватает политической ангажированности, конечно не в смысле пропаганды, но как отношения к действительности. Как интеллектуального анализа и художественного риска продвигать новое или просто быть смелым. Посещение МХАТа и других театров укрепили меня во мнении, что там все еще придерживаются очень консервативной, царистской или сталинистской роли актера как посредника между властью и народом. Но власть и должна быть народом! Неправильно, когда власть позволяет людям искусства то, что не позволено народу, и народ видит в искусстве форму господства, которое причитается власти. Народ умен, он выбирает правительство и его нужно принимать всерьез. В том числе как образованный народ, который оставил позади советскую эру.
Возможно, многое изменится в организаторском плане: люди будут получать более краткие контракты. Или звания начнут восприниматься смешно и уйдут в прошлое. Только сам артист может перестать признавать звание «заслуженного артиста» и принимать его от правительства. Что нужно России – это интеллектуальные импульсы, новые концепции - чем всегда было сильно русское искусство, во многом более радикальное, чем на Западе. Ситуация, в которой ставятся произведения, должна стать более гибкой, в том числе для гостей и артистов со стороны – танцоров, музыкантов, представителей видеоискусства. Нужно по-новому осмыслять свои традиции, но не отказываться от них. Исторически Москва всегда была местом, где авангард был открыт Западу, и это случится снова. Томас Остермайер ставил на московских подмостках. Возможно, скоро это будет Франк Касторф, Рене Поллеш или Роберт Вильсон?

007: Если говорить о сегодняшнем обществе и культурной жизни, как вы считате, в каком направлении они движутся? Какие ценности выходят на первое место и какие больше не актуальны?

T.O.: Две главные величины нашего времени – транспарентность и партиципация. Это можно видеть и в искусстве. Я подразумеваю те моменты, когда постановка или другое художественное произведение открыто публике и вовлекает ее в художественную рефлексию... Моя задача в том, чтобы создавать не ту реальность, которая существует в действительности, но показывать, что есть художественная реальность – тогда искусство становится радикальным и интересным. Кроме того, искусство больше не является национальным, оно становится международным. Это очень хорошо заметно, например, по выставке AES+F. Так что центральные моменты – это транспарентность и партиципация, которые имеют антинационалистическую и концептуальную основу. Но в этом плане русское искусство всегда было весьма продвинуто.


Haus der Berliner Festspiele © Burkhard Peter

007:  А как эти тенденции влияют на общество?

T.O.: Общество может и должно учиться спорить. При помощи искусства человек учится воспринимать и преодолевать внутренние противоречия. У искусства общество может учиться основным ценностям; искусство вопрошает об истине, даже если отвечает на этот вопрос очень специфически. И поэтому я говорю – партиципация, транспарентность, открытость, рефлексия. Искусство ничему не служит, иначе оно становится пропагандой. Поэтому художник должен отстаивать свои ценности. Он дает нам пример анализа нашего собственного существования, но в форме автономного произведения.

007:  Последний вопрос. Каковы ваши планы на будущее? Что еще вы хотели бы осуществить в рамках Берлинер Фестшпиле?

T.O.: Я бы хотел и дальше делать что-то такое, чем стал РусИмпорт. Мы расширяем горизонт наших знаний и нашего понятия современного искусства. Если мы сегодня говорим о русском искусстве, мы не можем отставить в сторону политику, закат империи и жертв современности – и это важно. Я бы хотел сделать узнаваемой марку Берлинер Фестшпиле и усилить ее международное значение, а еще – давать больше спектаклей на нашей замечательной сцене.

Беседовала Ольга Штыркина

Архив:
33. Томас Оберендер: Общество может и должно учиться спорить
32. Катрин Беккер о творческой жизни Берлина и молодом искусстве
31. Острый взор Твердислава Зарубина / Живое мясо слэма
30. einshochzwei ist dreihochsternchen / wibx
30. einshochzwei ist dreihochsternchen / wibx
29. Ein Semester in St. Petersburg von Claudia Jutte
28. Berlinskij Episod. Eine Hommage an Berlin, gut gekleidetet deutsche Männer und: das Lachen. Von Philipp Goll
27. Merle Hilbk "Sibirski Punk" : Ein Sommerblues von Anna Brixa
26. ein einblick. ein ausblick. geblickte momente…/Mode in St. Petersburg / wibx
25. wiederkehr. neue einkehr/ eine reise nach sankt petersburg / wibx
24. О героическом слэме замолвите слово… Мнение сторонней наблюдательницы. / Наталья Федорова
23. Lena Kvadrat / artpoint / wibx
22. Sonne für die Ohren - Rezension zum Album "Na svjazi" von Markscheider Kunstvon Anton Zykov
21. Der Russe - Ein Porträt von Anton Zykov.
20. Звуки подземелья / Уличные музыканты города Берлина / Антон Зыков.
19. Banja, Wobla und Weniki oder eine Gebrauchsanweisung zur russischen Sauna von Mariana Kuzmina.
18. Der deutsche Gentleman – ein Mythos oder: können russische Frauen und deutsche Männer zueinander finden?, von Julia Harke
17. Острый взор Твердислава Зарубина
16. "Зеленая неделя" (2006) – праздник, который всегда с тобой- Марьяна Кузмина
15. Kann ich dir helfen, Bruder? Gedanken zur russischen Brüderlichkeit von Julia Harke
14. Briefe aus Nizhnij Novgorod von Daniela Ließ
13. Wen der Osten schön macht oder warum russische Frauen besser aussehen von Julia Harke
12. С режиссёром Егором Кончаловским беседует Аня Вильгельми
11. Архив агенты 007
10. Искусство в осеннем Берлине 2005
09. Leben im Wohnheim Multi-Kulti. Ein Erfahrungsbericht aus Frankfurt/Oder von Claudia Jutte
08. Открытый «RUSSKIJ СЛЭМЪ» Берлина!
07. Свет и Цвет в Русском Авангарде, собрание Костакиса
06. IХ берлинская ярмарка искусства «Aрт Форум»
05. Die Russischen Filme auf der Berlinale 2005 von Matthias Müller-Lentrodt
04. Разговор с архитектором Сергеем Чобаном (на немецком)
03. Разговор с Борисом Михайловым
02. Eine Art Reisetagebuch von Sophie Hofmann
01. Mit der Schauspielerin Irina Potapenko sprach Tim-Lorenz Wurr.

 

© www.007-berlin.de

Вы находитесь на www.007-berlin.deDruckenFenster schliesen